Воронеж. Богословская церковь (утрачена)

Церковь Иоанна Богослова — православный храм Воронежской епархии. Была расположена в историческом центре Воронежа.

Спускаясь к реке по овражной улице Чернышевского при ее пересечении с улицей Софьи Перовской (прежде Большая Успенская) еще три десятилетия назад мы увидели бы возвышающуюся одинокую звонницу. Это были остатки церкви Иоанна Богослова, которой улица обязана своим прежним, отнюдь не революционно-демократическим название - Богословская.

XVII - XVIII вв.

Основание церкви относится к 1676 году, когда часть приречных дворов воронежцев решила отделиться от церкви Успенского мужского монастыря. Рязанский митрополит Иосиф (тогда собственная епархия еще не была учреждена) разрешил построить помимо существовавшей монастырской приходскую церковь Успения Пресвятой Богородицы с приделом во имя апостола Иоанна Богослова. В благословенной грамоте упоминался уже и священник, отец Василий. Как предполагал архимандрит Димитрий (Самбикин), в 1676 году началось строительство не всей церкви, а только придела, который десять лет спустя превратили в главную церковь; тогда же был достроен новый алтарь во имя иконы Богоматери «Всех скорбящих радости». В Переписной книге Воронежского уезда за 1678 год храм упомянут так: «В Успенской слободе на посаде ж церковь Иоанна Богослова, у церкви поп Василий Терентьев».

Наверное, постройка не пришлась по душе окрестным обитателям, и они ее продали на своз в пригородную Троицкую слободу. Осталось неизвестным, почему желание жителей тамошней слободы иметь собственный храм переменилось и они отказались от его строительства. Здание перепродали в село Богословское, где он стоял еще в конце XIX века. Вместо него горожане построили у реки новую, тоже деревянную, церковь, сгоревшую несколько десятилетий спустя. В ночь с 9 на 10 мая 1748 года в Воронеже произошел сильный пожар. В пепел превратилась вся приречная часть города, Немецкая слобода, жилые дома и казенные здания, почти все деревянные храмы. В том же 1748 году началось строительство каменной церкви. Прежде всего наскоро был устроен придел во имя иконы Скорбящей Божией Матери, освященный 25 октября 1748 года. Через десять лет была достроена и стала действовать вся церковь Иоанна Богослова, освященная 25 сентября 1759 года.

В 1799 г. расширили придел в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радости» (праздник установлен в память об исцелении от этого образа сестры патриарха Иоакима, Евфимии), для работы был употреблен кирпич от разобранной тесной колокольни. Ее же к 1807 году возвели вновь. Звонница стояла отдельно, не соединяясь с трапезной, была четырехъярусной и намного выше самого храма. В нижнем этаже разместились кладовая и лавка.

XIX век

Строительная хроника Богословской церкви на этом не заканчивается. Около 1820 г. Butterfly в трапезной появился придел во имя апостола Андрея Первозванного. В 1860 году на средства старосты Дмитрия Анохина соорудили новый иконостас для главного алтаря. Цеховой Тихон Тарасович Шахов († 1848) завещал на его устроение сто рублей серебром. В 1864 году церковную усадьбу опоясала каменная ограда. С восточной стороны церкви, против главного алтаря, находилась каменная часовня, устроенная над колодцем, в который впадал родник. Часовня с колодцем появились в 1847 году вследствие божественного видения одной из прихожанок.

Как и при всех приходских церквах, у Иоанна Богослова существовало небольшое кладбище. «Синодик купцов Елисеевых» упоминает там несколько погребений купцов Нечаевых, Сахаровых, Чеботаревых, а также мелких чиновников губернской канцелярии, которая находилась тогда в приречной части города. Вот несколько записей: «1764 года апреля 15 дня представися раб Божий Воронежской губернской канцелярии секретарь Роман Григорьев сын Пахомов, то есть об святой неделе и погребен в приходе Иоанна Богослова в субботу об святой неделе Преосвященным Тихоном епископом; гроб был покрыт кофейною парчею, из которой сшит саккос в соборе».

В 1921 г. у алтаря церкви еще сохранялась на каменном фундаменте чугунная плита с текстом: «Под сею доскою телеса умерших родителей Воронежской канцелярии секретаря Романа Григорьева сына Пахомова». Особо торжественными, с участием всего городского духовенства, были похороны купца Нечаева: «1759 года генваря 6 дня представися раб Божий воронежский купец Стефан Федоров сын Нечаев и погребен в приходе святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова сего ж генваря 10 дня Преосвященным епископом Кириллом со всеми соборными и приходскими священниками, а гроб был покрыт зеленым люстрином, а жития его было от роду 90 лет».

Священники храма

Из числа священников Богословской церкви (а в ней с 1818 года были два штата) в анналах остался белорус Спиридон Ильич Шимкевич (1775-1830), беженец из Могилева, оказавшийся в наших краях в дни наполеоновского нашествия. С 1820 г. и до конца жизни был иереем Богословской церкви. Сын его Федор (1802-1843), преподававший одно время философию в духовной семинарии, стал крупным ученым-лингвистом. Составленный им «Корнеслов русского языка, сравненного с главнейшими славянскими наречиями и с двадцатью четырьмя иностранными языками» был удостоен Демидовской премии в 1842 году. Возможно, к той же фамилии принадлежал и настоятель Алексеевского Акатова монастыря, викарный епископ, а затем глава Воронежской епархии в 1923-1926 годах митрополит Владимир (Шимкович).

По ревизии 1815 года в Богословском храме служили: священник Иаков Иванович Климентов (ок. 1774 - 1824), священник на диаконском месте Ермил Ефимович Ефимов (ок. 1779 - после 1827), диакон на дьячковской вакансии Михаил Борисович Демидов (ок. 1789 - после 1827), пономарь Михаил Иванович Перов (ок. 1779 - после 1827). В 1809 году «отослан за непорядочные поступки в военную службу» прежде служивший здесь пономарь Антон Яковлевич Ключанский. В XVIII в. в церкви долго священствовал протоиерей Иоанн Симеонов (ок. 1729 - 1811), в 1800 году он вышел за штат.

Священник Александр Смирнов 22 сентября 1824 года внес в метрическую книгу Богословской церкви запись о рождении днем ранее у «мещанина Савелия Евтеева сына Никитина от жены его Параскевы Ивановой сына Ивана». При крещении восприемниками младенца от купели были купец Федор Тимофеев сын Бухонов и коллежская регистраторша Елизавета Финогенова дочь Кутянская. Семья будущего поэта жила тогда в начале тихой Богословской улочки недалеко от церкви.

Случайно уцелевшая метрическая книга Богословской церкви за 1814-1817 годы дает нам статистику жизни прихода: число браков за эти годы колебалось от 5 до 15, рождений от 41 до 75, смерти от 15 до 60. Наиболее неблагоприятными для жителей были 1822 год (5 браков, родились 61 человек, умерли 60) и 1824 год (10 браков, родились 55 человек, умерли 56).

В 1842-1847 годах настоятелем Богословского храма был отец Павел Эсманский (1808-1863), ставший позднее кафедральным протоиереем в Смоленском соборе. В 1851-1885 годах в церкви служил протоиерей Феодор Никонов (1822-1885), публиковавший историко-церковные статьи и редактировавший «Воронежские епархиальные ведомости». В течение двадцати лет церковным старостой был купец Butterfly Дмитрий Анохин (1807-1878). Революционную годину в храме Иоанна Богослова встречали священники Иоанн Иоаннович Путилин (с 1887 года) и Петр Никанорович Таиров (с 1893 года) и псаломщики Евгений Попов (с 1897 года), Евфимий Перепелицын (с 1908 года) и Александр Автономов (упомянут в 1900 году).

Приход здесь был небольшим - 58 дворов, 184 души мужского пола и 191 душа женского пола. В ограде храма стояла каменная богадельня, где призревались Butterfly восемь-десять стариков на добровольные пожертвования верующих. Сама церковь не имела ни земли, ни домов для причта. В конце 1918 года священники Иоанн Путилин и Петр Таиров и псаломщик А. Метальников составили весьма краткий отчет о наличии в церкви предметов с содержанием золота и серебра. Иконы в нем не значились вовсе, а числились напрестольные кресты (84 и 72 золотн. серебра), сосуд с ажурной резьбой с прибором (360 золотников), кадила да лампады.

XX век

Butterfly В начале 1930-х годов церковь закрыли. Снаряды и бомбы ее, укрытую в приречье, почти миновали. В 1944 году в здании значилась ремонтная мастерская Волго-Донского пароходства, возможно, она была там и в прежние тридцатые годы. На рубеже 1950-1960-х годов храмовую часть и трапезную взорвали, уцелела на десятилетие только отдельно стоявшая звонница.

В Butterfly начале 1970-х годов, когда начали прокладку теплотрассы от ТЭЦ вверх по Большой Богоявленской, взорвали и ее. Церковная усадьба так и осталась незастроенной: место не очень удобное. До недавнего времени здесь стоял пивной ларек, но потом и его передвинули метров на сто, к переулку Мордовцева, а затем и совсем убрали. Если копнуть землю на этом пятачке, можно сразу наткнуться на фундаменты церковных построек - в глубине земли они избежали превратностей судьбы.

Реликвии и святыни храма

  • икона праведной Богородицы «Всех скорбящих Радость» (утрачена)
  • Главной достопримечательностью Богословского храма считалась икона праведной Богородицы «Всех скорбящих Радость». Икона была «весьма древней живописи», начало ее чествования восходило ко времени пребывания в Воронеже Петра Великого. В 1835 г. икону покрыли 14-фунтовой позлащенной ризой со множеством драгоценных каменьев. Икона участвовала во многих крестных ходах, ее брали для молебнов городские торговцы в магазины и лавки, жители в свои дома.
    В Ильинской и Пятницкой церквах имелись сделанные с этой иконы копии.


    Использованная литература: А.Н. Акиньшин "Храмы Воронежа"
    Д. Самбикин "Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. 1881-1884"
    П. Никольский "Справочная книга для духовенства Воронежской епархии. 1900"
    Использованы материалы сайта: Большой Воронежский Форум

    Создано с помощью инструментов Яндекс.Карт
    Яндекс.Метрика