Воронеж.
Церковь Святого Духа на Терновой поляне (утрачена)

Церковь Святого Духа на Терновой Поляне — православный храм Воронежской епархии. Была расположена в Троицкой слободе Воронежа.

Самая удаленная от центра города церковь на восточной окраине дореволюционного Воронежа имела еще два названия - Во имя Святой Живоначальной Троицы и Терновая. В заголовок вынесено официальное наименование храма, а об остальных, связанных с его местоположением, поговорим позже.

Троицкая слобода

Происхождение второго прозвания таково. Во второй половине XVIII века в пяти верстах от центра Воронежа был построен деревянный дом. Это была летняя резиденция главы епархии, попросту говоря, дача епископа. Вокруг дома постепенно вырос парк, и местность получила название Архиерейской рощи. В большой зале с восточной стороны особняка была устроена домовая церковь во имя Святой Троицы Живоначальной. В архиерейской обители, кстати сказать, с 1784 по 1786 проживал последний крымский хан Шагин-Гирей, отрекшийся от престола в пользу Российской империи.

Троицкая домовая церковь дала название пригородному селению. Как указывал Е.А. Болховитинов, в 1780 году в этот район от Покровской церкви была перенесена Беломестная слобода, возникшая в XVII веке: тогда на «белом» месте селились освобожденные от налогов несшие воинскую службу казаки. За городом слобода из Беломестной постепенно превратилась в Троицкую. Она заняла район современных улиц Коммунистической молодежи, Героев революции и прилегающих к ним переулков. Социальный состав населения Троицкой слободы постепенно становился иным; с конца XVIII века она заселялась «разночинцами и наипаче фабричными, однодворцами и крестьянами».

В XIX - начале XX века слобода разрослась от границы с Воронежем по Грачиному логу (ул. Кавалерийская) до нынешнего Северного моста. В канун крестьянской реформы здесь значилось 55 дворов казенных поселян, в них проживали 530 человек. В 1868 году местность рассекло полотно железной дороги.
В административном отношении Троицкая слобода входила в Чижовскую волость Воронежского уезда. На восточной окраине Воронежа с 1702 года находился Покровский девичий монастырь. На незастроенном участке между Архиерейской рощей и женской обителью не позднее 1773 года было основано кладбище, одно из двух «всеобщих» в городе на тот момент (наряду с Предтеченским). Место выбрали не случайно. Архимандрит Димитрий (Самбикин) упоминал в этой связи об указе 10 октября 1723 года. Еще в тот момент по воле императора Петра I было запрещено хоронить усопших при городских церквах в окружении жилья. Воронеж приказано было разделить на две половины, одну из которых обязывали погребать покойников за Покровским монастырем. Но существование кладбища в тот момент оказалось кратковременным (если его вообще успели создать); со смертью Петра I в январе 1725 года указ утратил силу.

XIX век. Терновая поляна

Местность за монастырем по зарослям плодового кустарника получила название Терновой поляны. Само кладбище тоже именовалось Терновым. Видимо, вначале кладбище предназначалось для простолюдинов, для городской бедноты. В «Синодике купцов Елисеевых» нет ни одного упоминания о похоронах здесь в последней четверти XVIII века. Первые полвека покойников должны были отпевать в приходских храмах, а сюда привозили только погребать. Есть упоминание об указе Святейшего Синода, датированном 1817 годом, о «дозволении купцу Гарденину построить в городе Воронеже на Акатовской стороне каменную кладбищную (во имя святителя Николая) церковь - на Терновой поляне». Однако на протяжении двух десятилетий никакие работы здесь не предпринимались, неясно даже, кто именно из Гардениных собирался строить храм в отдалении от собственных владений. Церковь на Терновой поляне у края кладбища была построена только в 1838 году.

Троицкая церковь

Церковь находилась на городской земле и имела совместный - пригородный и воронежский - приход. Храм сложился многопрестольным, в ряд с главным алтарем стояли приделы Казанской иконы Божией Матери, святит. Митрофана Воронежского и Тихона Задонского, в трапезной - Николая Чудотворца и великомуч. Пантелеймона.

Можно предположить, что храм строился по проекту воронежского архитектора Семена Ивановича Соколова (1802-1868), автора целого ряда городских зданий, в числе которых духовная консистория. Здание близко по стилю к его постройкам. Есть еще одно обстоятельство, которое дает возможность высказать такое предположение: Соколов, живший в центре города, был погребен у церкви на Терновом кладбище.

В 1872 году главный храм был перестроен и расширен. В конце 1880-х годов у церкви не было земли, не имелось и подцерковных домов: священники жили в собственных владениях или в нанятых квартирах. С 1863 по 1891 год тут пребывал священник Иаков Полянский (1821-1892). При храме состояли каменная о двух покоях богадельня и деревянный дом, пожертвованный госпожою Безчастною (он сохранился на улице Мало-Терновой, 9). Прихожан у церкви столетие назад насчитывалось более тысячи ста душ; это были жители окрестных улочек и вся Троицкая слобода. В храме Сошествия Святого Духа на апостолов содержались два штата, им на прожитие шли проценты с капитала в тысячу девятьсот десять рублей, плата за исполнение треб и доброхотные подаяния паствы.

Терновое кладбище

Горожан и жителей Троицкой слободы хоронили на Терновом кладбище весь XIX век и первую треть XX. Счесть все могилы невозможно. Краеведы Н.И. Поликарпов и В.В. Литвинов в столетний юбилей Отечественной войны 1812 года упоминали о том, что на этом погосте были погребены многие участники великой войны. В числе их назывался генерал-майор Дмитрий Иванович Халютин (1796-1862), возглавлявший с 1833 года Комиссариатское депо (интендантство). Он владел особняком на Большой Девиченской, и упиравшаяся в него улица получила название Халютинской (ныне Батуринская). Возле его могилы покоились два сына, Василий (1826-1872) и Петр (1830-1895) Халютины. На этом же кладбище был похоронен участник Бородинской битвы И.С. Мягков. Надпись на надгробной плите гласила: «Под сим памятником покоится тело моего доброго родителя капитана Ивана Саввича Мяхкова, который скончался 1871 года апреля 30 в 6 часов на 91 году своей жизни». Тут же был захоронен участник суворовских походов полковник Яков Михайлович Старков (1775-1856).

Сейчас на заброшенном погосте по самым скрупулезным подсчетам обнаруживается около сорока могил. Отчетливо можно разобрать надписи на некоторых плитах: «Алексей Васильевич Борзенков, скончался 1904 года. Жития его было...». Дворянская семья Борзенковых обитала неподалеку, на Мало-Терновой. На этом же кладбище был погребен крестный отец писателя Бунина, полковник И.П. Сипягин (1827-1892).

Кладбище закрыли почти шестьдесят лет назад. Но во время войны здесь хоронили солдат, скончавшихся в госпитале, да и в начале 1950-х здесь изредка хоронили окрестных жителей на свободных клочках земли или на месте утерянных могил. Вскоре, опасаясь сноса кладбища, многие воронежцы перенесли отсюда прах своих близких. Постепенно была разобрана ограда, захламлена и перекопана территория. В начале 1990-х часть кладбища отводилась под застройку. Скорбная тема разрушения и окончательного уничтожения кладбища нашла отражение в публикациях Павла Попова и Дмитрия Струева. Благодаря этим публикациям, формировавшим общественное мнение, в 1992 году Терновое кладбище было поставлено под государственную охрану как памятник истории.

...

Нам самое время вернуться к истории церкви Сошествия Святого Духа. По документам Воронежской епархии за 1900 год, в штате церкви служили: священники (настоятель протоиерей Иванов Петр Феодорович, Алексей Александрович Аристов и Михаил Стефанович Ключанский), диакон (Митрофан Осмачкин) и три псаломщика (Иван Шишлов, Иван Павлов и Иван Зайцев). Прихожан в конце XIX века насчитывалось 2858 человек. В 1911 году Butterfly здесь числились священники Василий Горьковский (с 1908 года), вышеупомянутый Михаил Ключанский (с 1896 г.), Георгий Снесарев (с 1904 года), диаконы Николай и его сын Димитрий Курбатовы, псаломщики Димитрий Богомолов и Павел Марковский. Старостой церкви с 1899 г. был дворянин Виктор Семенов (1855-1916). У Терновой церкви был самый большой в городе приход: 765 домов в Воронеже и 3979 жителей, 159 домов в слободе Троицкой и 886 жителей. В канун революции в храме на Терновой поляне по-прежнему служили три священника. Настоятелем стал Георгий Снесарев (1874-1919), остался протоиерей М. Ключанский и появился П. Кочемировский. Судьба отца Георгия оказалась трагической. В 1919 г. он был замучен в губернской чрезвычайке. В октябре 1919 года, когда Воронеж на короткий срок оказался в руках армии генерала Шкуро, его тело было отрыто в усадебном саду ЧК и погребено близ алтаря своей церкви.

Жизнь оставшихся священников в 1920-е тоже была нелегкой; все они лишались Butterfly избирательных прав и защиты перед новой властью. Они и их семьи превратились в парий. Да еще маячила перспектива Соловков... Терновая церковь в конце 1920-х годов находилась в руках последователей патриарха Тихона (Белавина). В 1929 году в церкви часто служил правящий архиерей Захария (Лобов). Годом ранее в Воронеж приехал после ссылки епископ Павел (Гальковский) и поселился в доме Пелагеи Григорьевской за Терновой оградой. Как простой священник, он отправлял службу в ближайшей церкви, часто сослуживая архиепископу Захарии.

До Святодуховской церкви добрались в начале 1930-х годов. Секретариат облисполкома 31 Butterfly октября 1932 года утвердил предложение комиссии по церковным делам, которое гласило: «Учитывая многочисленное ходатайство 6189 граждан города Воронежа о закрытии Терновской церкви и переоборудовании церковного здания под диспансер, в котором ощущается большая необходимость со стороны населения, и имея в виду, что в городе Воронеже имеются другие церкви и верующие могут отправлять религиозные обряды - решение горсовета о закрытии церкви и переоборудовании последней под диспансер - утвердить».

Трудно сейчас сказать, было ли это решение реализовано сразу или с определенным промедлением, свойственным российской бюрократии во все времена. В справке Центрального райисполкома, составленной летом 1944 г., отмечалось, что Троицкая Терновая церковь закрыта в 1934 году. Ее техническое состояние после военных событий оценивалось как удовлетворительное, требовался только ремонт кровли. Диспансера в церкви не было и в помине, похоже, решение комиссии использовалось как предлог для прекращения деятельности религиозного объединения.

В 1944 году в трапезной находилось общежитие рабочих завода им. Дзержинского, в Butterfly храмовой части - складское помещение треста «Сортсемовощ». В 1938 году перед церковью и на месте ее колокольни была построена средняя школа. Такое вот соседство - погост, полуразломанная церковь и дети, с младых ногтей впитывающие азы атеизма. В 1962 году школа заказала проект приспособления церкви под свои учебно-производственные мастерские. В архитектурно-планировочном задании предусматривались возможность соединения храма со школой утепленным крытым переходом и использование барабана под куполом нефа для размещения в нем дополнительных этажей и даже площадки для астрономических наблюдений. Новый генплан участка должен был включить в школьный двор и бывшее кладбище.

Жильцов из церкви постепенно выселили, какие-то подготовительные работы начали, но в 1964 году всякую мысль об использовании культового сооружения отбросили. Церковь довольно быстро разобрали на стройматериалы. В сем преуспели окрестные жители, чьи предки сооружали ее. Сейчас школа соседствует с кладбищем.

Часовня Михаила Архангела

В 2013 году на Терновом кладбище митрополитом Воронежским и Борисоглебским Сергием была освящена часовня Михаила Архангела.



Использованы материалы сайта: Большой Воронежский Форум
Использованная литература: А.Н. Акиньшин "Храмы Воронежа"
П. Никольский "Справочная книга для духовенства Воронежской епархии. 1900"

Создано с помощью инструментов Яндекс.Карт
Яндекс.Метрика